Светлана Георгиевская

Северная мандала


Previous Entry Поделиться Next Entry
Как тётя Катя в карельский народ ходила
училка
geolight


   Моей любимой тёти Катеньки уже год как нет.
   Зачем я вспоминаю о родном человеке публично? Вопросы о  карельском языке заставили вспомнить одну историю из её жизни.
   Чтобы поведать эту историю, надо сказать пару слов о юности Кате Кренёвой.
   В конце тридцатых была школа в центре Москвы и шёлковые ленточки в косах. И была сталинская стипендия круглой отличнице, а потом… потом сиротство, детский дом, голод, вши, летняя работа на сплаве леса и первое агрономическое образование.
…Сразу после войны остроглазую агрономшу направили в Олонецкий район Карело-Финской ССР, одно из традиционных мест проживания карелов. Район этот недавно расширился за счёт отторгнутых у Финляндии территорий, а местное население - карелы говорили тогда исключительно на языке предков.  На русскоговорящих руководителей любого толка смотрели с молчаливым недоверием и, казалось, «параллельно» относились ко всем их призывам и лозунгам. И колхозы упорно не желали выдавать продукцию на-гора. Вот туда, в самое пекло идеологического неприятия и была распределена моя тётушка Катя - поднимать послевоенное сельское хозяйство.
…О чём они там  на распределении только думали? Или никого солиднее не нашлось?
   Но, Боже правый, с поставленной задачей она реально справилась! Как?
   Во-первых, за счёт совершенно нестандартной манеры общения.
  
Я не зря упомянула блестящее базовое образование плюс детдом, где ей пришлось постигать бескомпромиссную науку выживания. Дело в том, что в экстремальных ситуациях  Катюша переходила на отборный, изысканный мат, изобретая своим парадоксальным умом такие обороты и комбинации, что матёрые мужики просто теряли дар речи, «прикидывая к носу» неслыханные доселе фонетические вензеля.
  
Если добавить к этому внешние данные бойкой пигалицы – пронзительно синие глаза в обрамлении чёрных бровей, то эффект получался  и вовсе сногсшибательный. Такого контраста между зрительным и слуховым образами простодушная и земная мужская душа выдержать не могла категорически! Как только её худощавая фигурка появлялась на горизонте бескрайних олонецких полей, тут же раздавалось: «Катёй идёт!» Это что-то типа «полундры» - работа тут же начинала кипеть в мозолистых руках южно-карельских крестьян: «Только ты сама не кипятись, только не волнуйся! Просто ходи, ходи тут, а лучше сядь-ко да отдохни…».
   Во-вторых, её жалели: « Ав-вой-вой! Кожа да кости!»  Всё хозяйство – одежда, да лишь та, что на плечах. В общем, карельские женщины взяли шефство над диковатой командиршей. Они установили своеобразную очередь – каждый вечер Катёй, так её теперь тут величали,  ходила по приглашению в очередные гости, где дистрофичную начальницу откармливали калитками и рыбниками под предлогом «определения лучшей хозяйки». Она видела, конечно, их бесхитростную ложь, но не отвергала руки дающей, уж больно наголодалась за последние годы. К тому же в просторных деревянных избах было так тепло, так уютно, так по-домашнему. Незаметно на щеках появился румянец, а в теле полагающиеся для девушки округлости. Но вот чего никто не ожидал - маленькая агрономша Екатерина Фёдоровна за короткое время выучила карельский! Её речь уже не воспринималась местными так же, как чужеродная малопонятная брехня заезжих начальничков. Она была своей. Вернее очень быстро стала ею, освоив ещё один человеческий язык, язык людей, среди которых жила.
   Показатели вверенного ей хозяйства неуклонно росли. И настолько удивили партийное руководство республики, что однажды на место выехала специальная комиссия проверить, всё ли тут чисто. Что же увидели её члены? - Планёрки на местном диалекте! «Ну, это уже никуда не годится! Второй Прибалтики со своими порядками нам тут разводить не надо!!! К черту показатели, к чёрту выполнение плана. Ох! - извините, Катерина Фёдоровна, за такие некультурные слова, но поймите -  это карелам нужно выучить русский! Советский Союз – это семья, а в семье все должны разговаривать на одном языке… »
   Кончилось тем, что товарища Кренёву Екатерину Фёдоровну забрали в столицу, в Петрозаводск, с чего потихоньку  и началась её новая карьера. Правда, уже на другом поприще.  А в Олонец направили нового агронома, предварительно проинструктировав, на каком языке не надо руководить нерусскими советскими колхозниками. Наверняка, хотели как лучше…
   Да, только последствия той политики Партии уже необратимы.
   Во всяком случае, на этом карельском поле проблем теперь больше, чем кажется.
Метки:

  • 1
"Великий и могучий!" :)
Спасибо за рассказ.

да...спасибо за рассказ...

ну слегка сюжет мифологизирован (как олончанин говорю) но все равно мне понравилось!

Когда детали чужой отлетают вместе с человеком, наверное, остаётся нечто собранное в новую реальность, но для меня - как запомнилось, так и написалось. Большая история из маленьких состоит, значит важна каждая "руна". Так думаю.

да нет, не подумайте, не в упрек. просто это и наша история. Отец в конце 40-х приехал в Олонецкий район, на колхозную электростанцию. А бабушка и мать были колхозниками. И колхоз им.Буденного кажется был в передовых. И проблема с языком была, потому что отец кондопожский карел. В общем, у каждого свое.

А ваша тетя уже в КПРФ состояла? слышал я такую фамилию.

На тот момент вряд ли - слишком молодая была, а потом конечно!
Не сомневаюсь, что слышали, она очень активная была и харизматичная.

Здорово! Интересно, а в Петрозаводске на каком поприще случилась новая карьера у Катёй? Разрывает от любопытства, как всегда)

Интересная история про "русский командный"

И зачем было Эсперанто сочинять? Уже давно есть действенный и интернациональный!:)

Спасибо. Много дров тогда наломали, да... А вот таких, как тётя Катя, было мало. Вот и пожинаем теперь, чего насеяли.

Таких, как тётя Катя всегда кажется мало... Но чтобы таким человеком стать - надо настрадаться до опупения. У всего есть цена.

С удовольствием прочитал)

Вот парадокс - а я обрыдалась, пока писала: вспоминала и её, и рассказы о жизни. Так жалко её было, будто сама там выживала в одиночку.

да, очень интересная история! жаль, что тогда так обходились с языком малых народов

От от нашей небрежности ко всему: К людям, памятникам, земле... Не бережём то, что имеем:(

(Удалённый комментарий)
Среднее поколение и старше по-карельски говорят везде, не только в олонецком районе, а молодые и дети нет. Я много лет преподавала и ни разу не слышала, чтобы студенты-карелы говорили или хотя бы употребляли отдельные слова из родного им языка.

На счет карельского языка.... Когда я приезжаю в олонецкий район в деревню Нурмолицы ( там прошло мое детство и сейчас живет мама), то частенько захожу в ма-а-газинну... Еще лет 15 назад,посещая это общественное место и встречаясь с местными, я была всегда удостоена вниманием и уважением....если люди разговаривали на карельском языке, то спрашивали меня- Таней, понимаешь ли карельский язык? Я говорила, что да и тогда они продолжали общаться " на своем", доброжелательность и отзывчивость не удивительна в карельской деревне...К сожалению, растаяли "запасы школьных лет" в моем знании карельского языка и теперь, в магазине, при мне говорят только по русски....хоть и с улыбкой на лице...А на Катю, ты чем-то похожа...

Спасибо, Таня, очень ценный комментарий.
И спасибо за сравнение. Чувство юмора точно у нас было одинаковое:)))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account